Наскаль Анна Михайловна

 

   

Сайт МУ "ЦБС" 

На главную

 
 

 

Анна Михайловна Наскаль,

 ветеран библиотечного дела, инвалид 2-й группы

 

ПРОШЛА ЧЕРЕЗ ДЕТСТВО ВОЙНА

 

До войны наша семья проживала в деревне Матвеева Сельга Шелтозерского района (теперь Прионежский район). В семье было двое детей: брат Николай и сестра Люся. Отец, Кириков Михаил Ефимович, работал председателем сельского совета. Мама, Кирикова Мария Ивановна, работала в колхозе. Я родилась 19 декабря 1941года.

Мне рассказывали о войне мама. брат Николай и двоюродная сестра Галя (Логинова Галина Александровна). На начало войны Николаю и Гале было по 12 лет. Сестра Людмила плохо помнила войну (в 1941 году ей было около 3-х лет).

Осенью 1941 года Шелтозерский район был оккупирован финскими войсками. Была оккупирована и наша деревня. Перед оккупацией некоторые семьи и наша семья тоже хотели уехать из деревни, но когда приехали к онежскому озеру, баржи были переполнены людьми, нам пришлось уехать обратно. Позже стало известно, что баржи были обстреляны с самолетов и люди погибли.

Во время оккупации много пришлось пострадать жителям нашей деревни и других деревень тоже. В деревне белофиннами был установлен комендантский час, жители работали на финнов. В первые дни после оккупации предатель привел финнов к нашему дому и сказал, что в этом доме жил председатель сельского совета. Маму допрашивали: "Где муж?" Начались обыски, приходили ночью, обыскивали дом, а особенно подвал, сеновал, чердак и прочие места. Искали отца. Брат Николай вспоминал, что отец перед уходом в партизаны сказал ему: "Коля, ты остаешься один мужчина в семье, береги мать, ей будет трудно, помогай ей". Николай и сестра Галя учились в финской школе, желания учиться у них не было. Однажды Николай не пошел на уроки, его наказали. Галя рассказывала, что еду, которую давали в финской школе, надо было полностью съедать, иначе не отпускали из школы. Одна девочка заполнила кашей свои варежки, чтобы уйти домой.

Однажды несколько финнов (среди них была и женщина) пришли к нам в дом. Женщина, указав на меня, сказала маме, что этого ребенка они возьмут в больницу на лечение. Мама была категорически против, но её ткнули прикладом в грудь. Мне шел тогда третий год. Я была здоровым ребенком. Пока я была в больнице, мама очень страдала: что со мной, жива ли я? Ей стало известно, что финны ночью поедут в Рыбреку, где я находилась в больнице. Она договорилась с финским начальником, и он разрешил ей съездить, навестить меня. После войны мама вспоминала, что было очень страшно: 30 финнов в машине и она одна с ними ночью. Слава богу, все обошлось. Продержали меня в больнице 3 недели. Вскоре после больницы я бегала по комнате и упала: у меня отнялись ноги. Позже выяснилось, что это паралич, с тех пор я стала хромать. В возрасте 42 лет, участковый терапевт, осматривая мое горло, сказала, что у меня удалены гланды. Я очень удивилась, так как гланды я не удаляла. Значит, их удалили в финской больнице. Зачем?

Двоюродная сестра Галя рассказала мне, что летом 1944 года ночью раздался сильный стук в дверь крылечка. Ночи были белые, все было видно, как днем. Галя с мамой, испуганные, подбежали к окну и видят: финские солдаты стучат в нашу дверь, а с горы спускается колонны финских солдат (дорога в этом месте шла под гору). Их было много. Уставшие, злые они тащили какие-то орудия. А по дороге хватали жителей и вели с собой. Жители не знали, куда их ведут. Дошли до конца деревни. Жителей затолкали в несколько домов, наша родня попала в дом Герчиных. Это был последний дом, большой, двухэтажный. Продержали там всю ночь. На следующий день кто-то услыхал, как кричали финны: "Партизан! Партизан!" Враг бежал. Когда люди вышли из заточения, увидели, что варится картошка - готовился ужин. В подвале дома все было готово к взрыву. Финны хотели поужинать, и перед своим уходом из деревни взорвать нас. Спасли нас партизаны. Оказалось, что у финнов прервалась связь. Вскоре на школе, которая стояла на горке, появился красный флаг. Когда жители шли домой (это было уже под вечер), слышали, как громко мычат недоенные коровы. В некоторых домах был беспорядок: финны искали продукты.

Прошло несколько лет после войны. Дело было летом. Я окончила, наверное, класс 6 или 7. Мы с мамой шли на сенокос и проходили мимо одного поля. Мама остановилась и говорит: "В этом месте финны убили двух парней с Кушлеги (соседней деревни) за связь с партизанами".

Наши отцы не вернулись с войны. Почти все дети нашей деревни выросли без отцов. Женщины, наши мамы, поднимали колхоз. Помню, как весной даже начали пахать на коровах. Лошадей не было, было голодно. Но люди были очень рады, что кончилась война. Однажды мама сказала: "Пусть мы будем много работать, скромно жить, но только бы не было войны".

Хочется низко поклониться все участникам войны Великой Отечественной войны за их подвиг, за то, что они, рискуя собой, защитили страну и свой народ.